Previous Entry Share Next Entry
Воин освободитель
aemanaev

Анализ Конвенции о родительской ответственности и мер по защите детей | Суть времени

http://eot.su/node/14458

Татьяна Раджабова
юрист, участник рабочей группы
«Юридический фронт»
«25» мая 2012 г. Государственной Думой РФ был принят Федеральный закон «О присоединении Российской Федерации к конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей». В тот же день законопроект был направлен на одобрение в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и уже «05» июня 2012 г. документ был подписан президентом РФ В.В. Путиным.
Таким образом, власти потребовалось всего три месяца с момента внесения законопроекта в Государственную Думу РФ «15» марта 2012 г. до момента вступления федерального закона в силу «18» июня 2012 г., чтобы ратифицировать одну из трех Гаагских конвенций, закладывающих основы ювенальной юстиции в России.
Если обратиться к тексту самого закона, то он состоит всего из 5 абзацев и уведомляет граждан России о том, что Российская Федерация присоединилась к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей, подписанной в городе Гааге 19 октября 1996 года только с двумя разрешенными оговорками: недопустимость использования французского языка при отправке официальных сообщений в Центральный орган РФ  и признание исключительной юрисдикции органов РФ в вопросах принятия мер, направленных на защиту имущества ребенка, находящегося на территории РФ, а также сохранение права за РФ не признавать родительскую ответственность или какую-либо меру, если она несовместима с какой-либо мерой, принимаемой органами РФ в отношении этого имущества. В конце закона Российская Федерация выступила с заявлением о том, что все запросы о возможности применения мер защиты должны передаваться только через специально назначенный Центральный орган.
Положения ратифицированной Российской Федерацией конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей были утверждены в Гааге «19» октября 1996 года и вступили в силу «01» января 2002 года. Участниками конвенции в настоящее время являются более 35 государств[1].
Рассматриваемая конвенция состоит из преамбулы и 7 глав и в основном будет распространяться на детей, рожденных в браках между гражданами РФ и гражданами других государств по спорным вопросам о прядке воспитания и общения с ребенком его родителей и близких родственников.
Нормы конвенции применяются к детям с момента их рождения до достижения ими восемнадцатилетнего возраста вне зависимости от того, были ли они признаны полностью дееспособными в соответствии с действующим законодательством РФ.
Целями международной конвенции является определение судебного или административного органа государства-участника конвенции, правомочного принимать решения по защите личности или имущества ребенка, приоритета правовой системы, на основе которой будут приниматься данные решения и ограничиваться родительские права и обеспечение признания и исполнения таких мер защиты.
В статье 3 главы I «Сфера применения» Конвенции устанавливается перечень мер, направленных на защиту  личных и имущественных прав ребенка:
- возникновение, осуществление, прекращение или ограничения родительских прав, а также их передача другим лицам;
- право органов опеки в целях заботы о личности ребенка:
а) определить место проживания ребенка с одним из родителей или другими лицами;
б) право доступа к ребенку;
в) право взять ребенка на ограниченный период времени в место, отличное от места обычного проживания ребенка;
- установление опекунства, попечительства и аналогичных институтов;
- назначение и функции любого лица/органа, несущего ответственность за личность или имущества ребенка, представляющего интересы ребенка или помогающего ему;
- помещение ребенка в приемную семью или организацию для детей, оставшихся без попечения родителей, или обеспечения заботы о ребенке с установлением отношения «кафала» или аналогичного института;
- осуществление контроля со стороны госорганов за надлежащим уходом за ребенком любыми лицами, несущим ответственность за ребенка;
- управление, распоряжение имуществом ребенка или его сохранения.
Таким образом, Конвенцией предусматривается широкий спектр мер, которые можно применять к несовершеннолетним детям – гражданам РФ и их родителям, начиная с ограничения или лишения родительских прав, определение - где и с кем будет жить ребенок, кто будет иметь право общаться с ребенком, установление опеки и попечительства, помещение ребенка в приемную семью, контроль со стороны госорганов за ребенком и его родителями, управление и распоряжение имуществом ребенка.
В статье 4 главы I «Сфера применения» Конвенции устанавливается, на какие правоотношения нормы Конвенции не распространяются: установление родства, усыновление, эмансипация (приобретение несовершеннолетним полной дееспособности в силу закона или по решению суда), социальное обеспечение, доверительное управление имуществом и т.д.
В статье 5 главы II «Юрисдикция» Конвенции провозглашается право судебных или административных органов государства, на территории которого находится ребенок (место обычного проживания ребенка), принимать меры, направленные на защиту личности или имущества ребенка, по своему усмотрению, независимо от его гражданства.
Это означает, что ребенок-гражданин РФ, проживающий вместе с родителями на территории государства-участника Конвенции, подпадает под исключительную юрисдикцию органов опеки данного иностранного государства и в случае судебного спора или административного дела в отношении ребенка и его незаконного отобрания, его родитель-гражданин РФ не сможет получить помощь от российских государственных органов и получить безопасное убежище на территории России, поскольку Российская Федерация будет обязана исполнить решения иностранного органа опеки или суда.
На  детей – беженцев и детей, которые в связи с беспорядками, происходящими в их стране, перемещены в другую страну, также распространяется юрисдикция органов иностранного государства, на территории которого находятся эти дети.
та норма позволяет вывозить  детей-граждан РФ из России под предлогом сложной и нестабильной общественно-политической ситуации в стране. При этом под беспорядками, происходящими в России, можно понимать достаточно широкий спектр явлений: грубое нарушение общественного порядка, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применение огнестрельного оружия и взрывных устройств, захваты заложников, восстание осужденных,  вооруженное сопротивление представителям власти  и т.д.
В статье 7 главы II «Юрисдикция» Конвенции устанавливается, что даже если с территории иностранного государства ребенок был незаконно перемещен (в Россию) или удержан (в России), то судебные или административные иностранные органы сохраняют свою исключительную юрисдикцию принимать необходимые меры до тех пор, пока ребенок не приобретет место обычного проживания в другом государстве
и лицо/организация/иной орган, имеющие права опеки, не дадут согласие на это
или ребенок прожил в этом государстве в течение по крайней мере одного года после того, как:
-  лицо/организация/иной орган, имеющие права опеки, узнали или должны были узнать о местонахождении ребенка,
- на рассмотрении не находится заявление о возвращении ребенка, поданного в этот период,
- ребенок адаптировался в новой среде.
Таким образом, для того чтобы опекун/орган иностранного государство утратил свою исключительную юрисдикцию в отношении ребенка - гражданина РФ необходимо их прямое согласие на это или чтобы ребенок прожил в России в течение одного года, причем этот срок начинает течь, после того, как данные органы узнали или должны были узнать, что ребенок находится на территории РФ, на их рассмотрении не находится заявление о возврате этого ребенка  и ребенок адаптировался в России. При этом критерии адаптации ребенка к новой среде в Конвенции не устанавливаются.
В п. 2 статье 7 главы II «Юрисдикция» Конвенции дается толкование незаконного перемещения или удержания ребенка – в любом случае это нарушение полномочий органов опеки иностранного государства в отношении ребенка, даже если они возникли или должны были возникнуть в силу закона или на основании судебного или административного решения, или вследствие соглашения, имеющего юридическую силу в соответствие с правом этого государства.
Из этого вытекает, что гражданин/гражданка РФ, прежде, чем вывезти ребенка с территории иностранного государства в Российскую Федерацию, должен/должна получить разрешение органов опеки этого государства на такой выезд, в противном случае впоследствии такое перемещение может быть признано незаконным.
Кроме того, в п. 3 статье 7 главы II «Юрисдикция» Конвенции устанавливается, что российские органы не имеют право принимать никаких мер, кроме срочных, для защиты личности или имущества ребенка, пока сохраняется исключительная юрисдикция иностранных органов опеки.
В исключительных случаях, если иностранный орган опеки сочтет, что российские органы способны лучше в конкретном случае определить наилучшие интересы ребенка, то он может делегировать часть своих полномочий по принятию мер защиты ребенка, которые сочтет необходимыми, путем направления напрямую запроса или через Центральный орган своего государства.
В свою очередь Российская Федерация может непосредственно или через Центральный орган обратиться в компетентный орган иностранного государства места обычного проживания ребенка с запросом о получении полномочий на осуществление юрисдикции  для принятия мер зашиты, которые они сочтут необходимыми.
В статье 11, статье 7 главы II «Юрисдикция» Конвенции предоставляется право российским органам во всех срочных случаях принимать любые необходимые меры по защите ребенка. При этом меры по защите ребенка, принятые российскими органами, прекращаются, как только иностранные органы опеки приняли свои меры, необходимые в данной ситуации.
Из этого вытекает, что решения российских органов  в отношение ребенка могут быть отмены или прекращены и будут иметь законную силу только решения иностранных органов опеки.
В главе III «Применимое право» провозглашается, что иностранные органы опеки при осуществлении своих полномочий руководствуются только правом своей страны, но они в виде исключения в целях защиты личности или имущества ребенка  могут применить или принимать во внимание право другого государства, с которым ситуация наиболее тесно связана. При этом в случае изменения места обычного проживания ребенка, условия обеспечения мер, принятых иностранными органами опеки, регулируются российским законодательством.
Возникновение или прекращение родительских прав на основании закона или соглашение без участия судебного или административного органа регулируется так же правом государства, на территории которого находится ребенок.
В главе IV «Признание и исполнение» устанавливается, что меры, принятые иностранными органами опеки имеют силу закона на территории Российской Федерации. Из этого положения устанавливается 5 исключений, которые носят формальный характер и  затрагивают только процедурный порядок принятия мер. Это подтверждается ст.24, в которой устанавливается, что любое заинтересованное лицо может обратиться в компетентные органы иностранного государства о признании или не признании меры без оспаривания законности ее принятия. При этом российская сторона ограничена только установлением фактов, на основании которых иностранный орган опеки  осуществлял свою юрисдикцию.
Любая мера, принятая иностранными органами опеки, подлежит обязательному исполнению на территории Российской Федерации и российское государство должно использовать простую и быструю процедуру для признания мер исполнимыми или их регистрации. В исполнении мер не может быть отказано, за исключением 5 случаев процедурных нарушений при принятии данных мер.
Таким образом, все решения органов иностранного государства в отношении несовершеннолетнего ребенка – гражданина РФ имеют силу закона на территории России и должны быть немедленно приведены в исполнения.
В главе V «Сотрудничество» Конвенции устанавливается, что государству-участнику необходимо назначить Центральный орган для выполнения обязанностей, возлагаемых Конвенцией на такие органы. В соответствие с Постановлением Правительства РФ от 15.11.12 г. № 1169 таким органом определено Министерство образования и науки Российской Федерации. В случае необходимости от имени Российской Федерации по согласованию с Министерством образования и науки РФ может выступать с заявлениями Министерство иностранных дел РФ.
Именно Министерство образования и науки РФ должно взаимодействовать с судебными и административными органами иностранного государства, согласовано с ними принимать решения по защите личности или имущества ребенка, содействовать по запросу компетентного органа другого государства в обнаружении местонахождения ребенка.
В главе VI «Общие положения» Конвенции содержится очень интересная оговорка, что настоящая Конвенция не затрагивает применения Конвенции от «25» октября 1980 года о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей между государствами-участниками обеих Конвенций, но ничего не препятствует использованию данной Конвенции для возращения ребенка, который незаконно перемещен или удержан, или для осуществления прав доступа.
В главе VII «Заключительные положения» устанавливается, что Конвенция открыта для подписания государствами, и она подлежит ратификации. Документы о ратификации конвенции  сдаются на хранение в Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов, являющееся депозитарием Конвенции. Для каждого государства, ратифицирующего, принимающего или утверждающего в последующем Конвенцию, она вступает в силу в первый день месяца по истечении  трех месяцев после сдачи на хранение его документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении.
Государство-участник Конвенции имеет право денонсировать (прекратить) конвенцию, то есть отказаться от участия в ней, путем направления письменного уведомления депозитарию. Для того чтобы Конвенция утратила юридическую силу на территории Российской Федерации необходимо соблюсти определенную процедуру денонсации, установленную ст. 37 Федерального закона № 101-ФЗ от 15.07.95 г. «О международных договорах Российской Федерации». Согласно данной норме прекращение действия Конвенции осуществляются органом, принявшим решение о согласии на обязательность международной конвенции для Российской Федерации.
Таким образом, для прекращения действия международной Конвенции на территории России необходимо чтобы Государственная Дума рассмотрела и приняла  Федеральный закон «О денонсации Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей». В силу ст. 106 Конституции РФ данный Федеральный закон подлежит обязательному рассмотрению в Совете Федерации, после чего Федеральный закон о денонсации конвенции направляется Президенту РФ для подписания и обнародования.
При завершении процедуры прекращения международной Конвенции Министерством образования и науки РФ направляется письменное уведомление о денонсации конвенции в Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов. В этом случае действия Конвенции на территории России прекращается в первый день месяца по истечении 12 месяцев после того, как уведомление получено депозитарием.
В заключении, хотелось бы констатировать, что родители-граждане России, заключившие браки с иностранцами,  после ратификации данной Конвенции лишились последней надежды на правовую защиту и помощь российского государства от международного произвола иностранных органов опеки и суда в отношении собственных детей. Теперь, какое бы незаконное и бесчеловечное решение не вынесли иностранные органы в отношение ребенка-гражданина РФ, российские органы обязаны его выполнить.

?

Log in

No account? Create an account